Пятница , 16 Ноябрь 2018
Главная / Здоровье / На приёме у врача. Смогли бы сегодня спасти Скрябина и генерала Ватутина?

На приёме у врача. Смогли бы сегодня спасти Скрябина и генерала Ватутина?

На способе у врача. Смогли бы сегодня избавить Скрябина и генерала Ватутина?

Статья из газеты:
АиФ Самочувствие №38 22/09/2016

«АиФ. Здоровье» продолжает рубрику, в какой рассказывает, как раньше лечили различные болезни и как это делают сейчас. А в свойстве примера мы приводим истории заболевания известных людей, многим из каких сегодня могли бы помочь.

Скрябин был человеком мнительным. С любым недомоганием обходился к врачу и скурпулезно выполнял все рекомендации. Но, когда у него раскрутилась серьёзная болезнь, медицина ему шансов на выживанье не оставила.

Всего только прыщик

Фурункулы у Скрябина выясняли не однажды. Впервые это вышло на гастролях в Лондоне в 1914 году. Фурункул открыли, накладывали попеременно повязки с серной и меркуриальной мазью, и он живо зажил.

В начале апреля последующего года в поезде по пути в Столицу Скрябин во время выбривания нечаянно срезал прыщик, какой оказался, по всей фикции, фурункулом. В ранку угодила инфекция, и верхняя гауптвахта припухла и покраснела. Но, так как в Великобритании фурункул успешно залечили, Скрябин не стал беспокоиться. Однако, когда отекла высокая половина лица и увеличилась температура, музыкант обратился к собственному домашнему врачу В.В. Богородскому.

Многоопытный врач сразу обратил вниманье на необычный цвет «прыща», он был почти темно-лиловый, к тому же больного лихорадило, температура поднялась до 40 градусов. Допустили рожистое воспаление (кожное заразительное заболевание), но потом доктор поставил диагноз «карбункул» — заостренное гнойное воспаление кожи и парентеральной клетчатки. Больному прописали коечный режим и повязки с разными мазями.

Проглядели

Скрябину делаться всё хуже, и вскоре был приставлен консилиум: уже тогда знали об угрозы нагноений в области носогубного треугольника. Это положение до открытия антибиотиков предсказывало смертельный исход.

Врачи единодушно высказались за проведение операции. Во время неё был забран анализ крови, который представить наличие стафилококка. Оперирующих докторов удивило и насторожило неимение гноя. После операции нагноение возникло уже в другом месте: стало светло, что инфекцию подавить не получилось.

Вызвали знаменитого хирурга доктора А.В. Мартынова, он провёл ещё одну операцию, сделав сечение «более широкий и больше глубокий». Вначале у Скрябина возникли признаки спутанности сознания, то имеется общей интоксикации организма. Но уже на последующий день музыканту стало наилучше, уменьшился отёк, а из царапины начал интенсивно выделяться пиоторакс. Врачи и близкие воспламенились и расслабились. Только так возможно объяснить, что опытные специалисты не адресовали внимания на серьёзный симптом. Когда Скрябин стал жаловаться на мощные боли в области груди во время дыхания, сияла медицины посчитали это признаком невроза и не предприняли безличных мер.

Между тем это был явный признак острогнойного плеврита — собрания гноя в плевральной полости. Положение композитора стремительно ухудшалось: возникли сильные боли в глубокий клетке, больной метался и жил. Вызвали ещё одного знаменитого доктора — терапевта Д.Д. Плетнёва, какой сказал, что у больного «острогнойный плеврит как проявление сепсиса».

В то время это значило смертный приговор. 14 апреля большой композитор скончался.

Современный подъезд

Гнойный плеврит лечат, устраняя с помощью дренажа зараженную жидкость. Обязательна внутривенная противобактериальная терапия.

Карбункулы вскрывают и устраняют из них гной. Назначают лекарства, несколько раз в день коротают чистку гнойника. Если карбункул находится в области носогубного треугольника, исцеление проходит в стационаре.

Ватутин господствовал самым мощным фронтом Большей Отечест­венной войны — 1‑м Автокефальным, и о его ранении было уведомлено Сталину, который приказал, как возможно быст­рее организовать для раненого консультацию водящих врачей.

В госпиталь на санках

29 февраля 1944 года Николай Теодор Ватутин и сопровождавшие его лица двинули проверять, как бойцы 60‑й войсках готовятся к очередному схватке. Машины попали под обстрел бендеровцев возле одной деревни Проскуру области. Погибла почти вся защита, а генерал был серьёзно поранен. Пытаясь спасти истекающего кровью Ватутина, бойцы остановили проезжавшие мимо санки и отвезли раненого по Ровенскому шоссе подальнее от линии фронта.

Волшебством нашли в одной из хат боевого врача, который остановил пораненому кровь. Потом генерала принести в госпиталь города Гладко, где его осмотрели главный хирург Киевского боевого округа и главный хирург фронта. Они и провели основную обработку раны и отполосовали гипс. Казалось бы, влиятельного раненого должны были послать самолётом в Москву, но Никита Сергеевич Хрущёв, какой тогда был членом военсовета 1‑го Автокефального фронта, настоял на отправке в киевский больница. Хрущёв лично следил за капиталу здоровья генерала и доносил о нём Сталину.

Резкое ухудшение

Первоначальные три недели Николай Фёдорович шёл на выздоровление, но 23 госпожа внезапно наступило резкое ухудшение: температура поднялась до 40 градусов. Из Моск­вы безотлагательно вызвали главного терапевта войсках М.С. Вовси. Врачи подозревали всеобщее гнойное заражение организма.

Нездоровому удалили гнойные очаги в области царапины. Ватутин, казалось, вновь пошёл на выздоровление, к нему вернулись голод и бодрое расположение запаха. Но внезапно состояние вновь ухудшилось, по результатам разборов медики предположили, что в костяном канале бедра осталась инфекция. Нарастала душевная слабость.

В Киев потребовали московских бактериологов и выдающийого хирурга профессора С.С. Юдина. Ватутину приступили вводить пенициллин — тогда это было новейшее лекарство, лекарства частично закупали в США, но общепризнанных мерок введения этого препарата теперь бы посчитались недостаточными.

Медики бурно совещались по удачный поводу ампутации: половина считала её неперспективной, другие были уверены, что шанс на избавление есть. Сам больной категорически отрекался. В госпиталь прилетел основной хирург армии Н.Н. Бурденко и стеничным решением назначил время операции. Мешкать было нельзя. К тексту, разрешение на операцию просили у Сталина.

Хирургическое вмешательство прошло нормально, и больной к концу дня простонар попросил есть. Но сепсис возобновлял развиваться, появились новые острогнойные очаги. Врачи принимают заключение вскрыть их, но всеобщую интоксикацию организма это не застопорило, и 15 апреля генерал умер.

Современный подход

Для борьбы с кровотечением при раскраиванье на ногу или руку прикладывают жгут, рану обрабатывают, случат асептическую повязку. Раненому включат сердечные и тонизирующие вещества, антибиотики и противостолбнячную сыворотку. Дальше под наркозом проводят хирургическую отделку, в рану вводят лекарства. После операции накладывают гипсовую повязку.

Создатель: aif.ru

Смотри также

Чёрная и красная. Что лечит рябина?

Чернейшая и красная. Что лечит рябина? Статья из газеты: АиФ Самочувствие №38 22/09/2016 Думаете, сезон ...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *